Мои уроки по истории искусства проходят по-разному. Взрослым я читаю лекции, а с детьми стараюсь больше беседовать, играть, вызвать в них «сотворчество». Особенно увлекательно для обеих сторон проходят занятия, посвященные пейзажному жанру. Первый урок по пейзажу у первоклассников (в художественной школе первоклассникам 10-11 лет) проходит традиционно – сначала ведь надо познакомиться с особенностями жанра, его разновидностями, с самыми известными русскими пейзажистами. Настоящее воспитание чувств начинается на следующем уроке, который называется у меня «Поэзия пейзажа». Рассматривая пейзажные картины мы теперь будем пытаться поэтически осмыслить образ. Дети сами отмечают, что очень много стихов поэты посвящают природе, вспоминают Лермонтова, Пушкина, Тютчева. Для меня это очень подходящий момент, когда я могу подвести своих учеников к пониманию близости живописи и поэзии.

Известно, что искусства не очерчивают своих границ и не отвергают родства. Искусство изображения, искусство слова, музыка, как дымы трех костров, совмещаясь, переплетаются в едином пространстве и участвуют в общем таинстве – поэтическом освоении мира. Хотелось бы, чтобы дети как можно раньше ощутили эту глубинную связь. Это значило бы сделать их духовную жизнь более сложной, наполнить ее ассоциациями, без которых невозможно настоящее творчество.

Хирошигэ. Ирисы в Хорикири, 1857В разных культурах, мы знаем, были периоды, когда изобразительное искусство читалось в отражениях поэзии, а поэзия жила внушениями искусства. Как пример я предлагаю своим ученикам произведения японского классического искусства. Мы знаем также, что в изобразительном искусстве Японии глубокое проникновение в мир природы породило жанр пейзажа гораздо раньше, чем он появился в европейской живописи. Чувство природы пронизывает литературу, живопись, прикладное искусство Японии с древних времен. Истоки такого отношения лежат в мировосприятии японца – синто, –он любит и почитает природу, считая себя ее неотъемлемой частью. Сколько успеваю, знакомлю детей на уроке с культом любования природой, присущим японцам и поныне, выраженным в архитектуре, искусстве составления букетов, чайной церемонии, когда все служит одной цели – разбудить поэтический образ в душе.

Детям были показаны декоративные росписи на ширмах, свитковая живопись, гравюры японских мастеров. Они сами замечают, что многие изображения посвящены восходу и закату солнца, определенному часу дня, праздникам любования луной и цветами вишни и сливы, ирисовым садам в цвету, холмам, покрытым снегам и т.п.Тогда же я читала им стихи японских поэтов, познакомила их с классической формой японского стихосложения – хокку и танка. Они внимательно слушали, иногда просили повторить, а стихи, которые особенно им понравились, записали и выучили.

Я со своей стороны обратила внимание на слитность, неразрывность изображения и поэзии и на то, что эстетика и того, и другого основана на подчеркнутой роли детали и подтекста. Сначала, когда я читала стихи, дети пытались представить зримый образ, картинку ( буквально – как «выглядит» это стихотворение), ведь лаконичное трехстишие своей точной найденностью и красотой очень этому способствует.